Если школа имеет статус автономной, то платное образование неизбежно

9879
6 минут
Если школа имеет статус автономной, то платное образование неизбежно
Российские власти продолжают подталкивать школы к получению статуса автономных учреждений. На состоявшемся в начале недели съезде Всероссийского педагогического собрания этим занимались и чиновники Минобрнауки, и члены Общественной палаты, и лично Владимир Путин. Он отметил, что хотя вокруг закона, описывающего новые правовые формы существования нынешних бюджетных учреждений, «очень много всяких мифов и разговоров», именно смена статуса и принципов финансирования скажется и на «существенном увеличении зарплат» учителей.

Весьма неоднозначно воспринятому педагогическим сообществом закону «Об автономных, казенных и бюджетных учреждениях» (ФЗ-83) на съезде ВПС была посвящена одна из дискуссионных площадок.

В общественном мнении этот документ закрепился под названием «закон о школьной монетизации», а оппозиционеры в Госдуме с легкой руки депутата Олега Смолина стали его называть уничижительно — «закон об АУ, КУ и БУ».

Несмотря на многочисленные протесты и активное неприятие коммунистов и «эсеров», Госдума приняла закон 23 апреля 2010 года. Он вступил в силу с 1 января 2011 года, но до 1 июля 2012-го установлен так называемый переходный период (к примеру, в Москве только несколько школ получили статус автономных).

На съезде ВПС учителя, директора школ и чиновники долго спорили о сути изменений. За авторов закона отдувалась директор департамента общего образования Минобрнауки Елена Низиенко, которая, правда, настаивала на том, что документ был подготовлен Минфином и вообще «он в большей степени финансовый». Представители образовательного ведомства, готовясь разъяснять педагогам суть изменений, собрали 20 мифов о сути 83-го закона, устоявшихся в профессиональном сообществе.

Пожалуй, самым экстравагантным из них является утверждение: «Школьникам оставят три бесплатных урока в неделю, за остальное придется платить». Это странное предположение стало активно обсуждаться в Рунете с начала марта 2010 года — в сознании интернет-общественности явно смешались обрывочные сведения о ФЗ-83 с реакцией на разговоры о «трех обязательных предметах» из проекта нового федерального образовательного стандарта. Руководитель Института развития образования при Высшей школе экономики (ВШЭ) Ирина Абанкина считает, что «наложилось друг на друга все — и новый закон «Об образовании», и одноименный нацпроект в разных его проявлениях». Когда стало окончательно ясно, что «школьную монетизацию» не принимает не только анонимная и встревоженная часть блогосферы, но и вполне реальные директора школ, разработчики стали объяснять неприятие реформ «глубинными страхами населения» и «тотальным недофинансированием образования».

Член рабочей группы правительства по созданию закона, проректор Высшей школы экономики Лев Якобсон так объяснял корреспонденту «МН» причину неприятия закона профессиональным сообществом: «В педагогических коллективах и в обществе очень много тех, кто боится этого закона. В нем нет ничего, чего стоило бы бояться. А боятся люди неопределенности. Есть поговорка: не та беда, что на двор пришла, а что со двора не уходит. Тронули больное место». По мнению экономиста, опасения общества о введении платного образования связаны с «теневой приватизацией» бюджетной сферы 90-х годов. Согласно закону школы (и другие бюджетные учреждения) предложено делить на три типа, чтобы в зависимости от статуса государство могло дифференцированно финансировать оказываемые этими учреждениями услуги.

У выбравших автономный статус школ появляется возможность самостоятельно распоряжаться полученными средствами. Зампред комиссии по образованию Госдумы Олег Смолин считает, что «в автономию с отказом от социальных гарантий выталкивают все российские школы». По его мнению, школы, получившие по ФЗ-83 статус «бюджетных учреждений нового типа», будут работать так же, как автономные школы, получившие этот статус по 174-му закону («Об автономных некоммерческих организациях»). А школы, получающие статус автономных по 83-му закону, «будут просто еще более свободными в финансовом плане».

«Автономия — дело сильных школ и эффективных директоров», — утверждает Ирина Абанкина из ВШЭ. Для школьных управленцев в связи с переходом на автономность появляется одно объективно новое понятие: государственное задание.

Государство будет оплачивать работу автономных школ не по смете, а финансировать выполнение ими госзадания. Оно, в свою очередь, будет формироваться на основе федеральных образовательных стандартов и учебного плана общего образования, в которых устанавливается как количество обязательных предметов, так и количество обязательных часов на каждый предмет. По словам представителей Минобрнауки, например, госзадание по базисному плану для 7-го класса будет следующим: для географии, истории, литературы и физики отведено по два урока в неделю, для русского и иностранного языка — по три, для математики — пять и т.д.

Весь этот объем знаний для ученика по-прежнему будет бесплатным
.

Другое дело, если родители захотят сверх госзадания и базисного учебного плана проводить, к примеру, не два урока физики в неделю, а три или четыре. Такую возможность школа может предоставить им платно, но во внеурочное время и не в ущерб выполнению госзадания. Именно появление понятия «госзадание» и встревожило общественность, считает Ирина Абанкина. «Опасения родителей понятны, происходит перманентное замещение основной учебной программы платными уроками, однако 83-й закон как раз проводит водораздел между гарантированно бесплатными уроками и возможностью школ оказывать дополнительные услуги во второй половине дня», — пояснила она «МН». Однако то, как это будет воплощено на практике, пока не очень ясно. Ирина Абанкина предлагает подождать, появится ли такая норма в новом базовом законе «Об образовании».

Замдиректора московского ГОУ «Лицей «Вторая школа» Александр Ковальджи


Мы не хотим переходить в статус автономного учреждения. Нам стремно и не хочется заниматься платным образованием. Кто бы что ни говорил об этом законе, но его суть именно в снижении государственного финансирования. Поэтому школы вынуждены думать о самообеспечении. Мы проконсультировались с юристами, и они, прочитав закон, говорят, что он приведет к снижению бюджетного финансирования. Говорят нам — не рискуйте. Школы будут брать на себя большую хозяйственную самостоятельность, и государство на них перекладывает всю ответственность. Мы же считаем, что есть государственная задача — поддерживать школы, которые дают хорошее образование детям, в том числе из многодетных и малообеспеченных семей. Нас активно подталкивают определяться со статусом и толкают в автономку. Особенно почему-то упорствует Алексей Семенов — ректор Московского института открытого образования. Пока только на словах убеждают, поэтому мы отбиваемся как можем. Удалось договориться, что еще полгода не будем переходить. Пока пользуемся централизованной бухгалтерией и свою заводить не хотим. У нас нет ни одного платного класса, ни одного платного урока. Хотя в Москве это распространенная практика: школы активно предлагают платные услуги, заводят так называемые лицейские классы и уговаривают родителей отдавать туда детей за деньги. Мы по этому пути идти не будем. Поэтому решили получать статус бюджетного учреждения.

Теги
учителя

Материалы по теме "Учителя, преподаватели, педагоги"

Рекомендуем

Загрузка...
Loading...

Популярное в разделе

Загрузка...
Загрузка...

Новости партнеров

Loading...