Законодатели определят минимальный порог компенсаций морального вреда

634
3 минуты
Законодатели определят минимальный порог компенсаций морального вреда

Участники «круглого стола» в Совете Федерации пришли к выводу, что необходимо установить фиксированные тарифные сетки на размеры возмещения ущерба. Это устранит ситуацию, при которой разброс компенсаций отличается на порядки.

Заметим однако, что идея закрепления в российском законодательстве точных критериев определения размера морального вреда и пределов денежной компенсации за моральный ущерб неоднократно обсуждалась в юридическом профессиональном сообществе и становилась предметом серьёзных дискуссий.

На сегодня судебная практика характеризуется значительным разбросом присуждаемых сумм морального вреда. Притом что в таких делах, как причинение вреда жизни и здоровью зачастую сложно найти какие-либо значимые различия в обстоятельствах.

Не понятно, например, почему разница в оценке морального вреда в связи со смертью близкого в разных делах иногда различается на несколько порядков.

«Наиболее частые иски о возмещении вреда мы видим в результате нарушения водителями правил дорожного движения. В 2018 году по таким делам присуждали от 50 тысяч до 600 тысяч рублей», – сообщила член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Ирина Рукавишникова, выступая на «круглом столе», посвящённом теме компенсации морального вреда.

То есть в похожих ситуациях размер компенсации различается в 12 раз. По словам Рукавишниковой,  ещё более сложная ситуация наблюдается в случае причинения смерти по неосторожности в результате ДТП - в таких случаях при одинаковых последствиях пострадавшим в 2018 году присуждалось от 400 тысяч до 800 тысяч рублей, то есть зафиксирована двукратная разница.

Бывало и так, что в ряде случаев за причинение вреда здоровью выплачивали большие компенсации, чем за причинение смерти. На это обратили внимание и участники заседания - практикующие адвокаты и юристы-теоретики.

Не обошли стороной выступающие и  другую проблему: присуждение судами унизительно низких компенсаций. Особенно часто такие решения встречаются в судебных разбирательствах по искам, связанным с защитой чести и достоинства и деловой репутации.

«Это может приводить к потере сдерживающей функции гражданско-правовой ответственности и ставить под сомнение целесообразность обращения к правосудию, поскольку подобные размеры компенсаций морального вреда явно не оправдывают траты времени, усилий и других ресурсов гражданина на обращение в суд», - отметила парламентарий Рукавишникова.

Председатель Комиссии Ассоциации юристов России по вопросам определения размера компенсаций морального вреда Ирина Фест, решить эти проблемы могли бы поправки в законодательство, которые установили бы чёткие минимальные и максимальные пределы размера возмещения ущерба по тем или иным случаям.

В целом ряде западных стран ещё с конца 90-х годов стали приходить к тарификации морального ущерба.

«Решением на Западе стало определение табличных и тарифных методик, которые определяют границы по конкретным случаям в зависимости от тяжести причинённого вреда. Суд не ограничен в своём решении, но у него есть ориентиры», - разъяснила эксперт.

Ирина Фест особо отметила, что в Европейском суде по правам человека действуют табличные формулы для внутреннего пользования. А в Евросоюзе сейчас идут разговоры о том, чтобы ввести общие критерии для всех европейских стран, то есть сформировать чёткую шкалу «тяжести страданий».

По мнению секретаря Пленума Верховного суда РФ Виктора Момотова, суд часто критикуют за субъективность, нет ничего удивительного, поскольку это признак развитого правового государства, где действуют общие рамочные нормы.

Как полагает Момотов, судейское рассмотрение не должно быть в жёстких рамках, а судебное определение должно выноситься из принципов разумности, справедливости и адекватности, исходя из норм права и баланса интересов сторон».

Судья Верховного суда убежден, что денежная компенсация морального вреда представляет собой способ восстановления социальной справедливости, и согласился с идеей о том, что повышение определённости размеров компенсаций требует поддержки.

В то же время судья отметил, что компенсация изначально является оценочной категорией - именно поэтому суд обязан учитывать всевозможные особенности потерпевшего: пол, возраст, болевой порог и так далее.

В то же время, если установить некую минимальную планку, то может возникнуть обратный эффект: пострадавшие будут отталкиваться от неё как от безапелляционной основы и требовать более высоких компенсаций.

Материалы по теме "Законодательство"


Рекомендуем

Новости партнеров

Загрузка...